Дом с монограммой

Новоселье для дома Louis Vuitton: за новое здание ответ держит маэстро Фрэнк Гери.

  • Текст Анна Арутюнова
    Этой осенью жители и гости Парижа, ценители современной архитектуры, поклонники contemporary art, а также просто любители роскоши получили долгожданный повод для радости: в Булонском лесу открылось новое здание фонда Louis Vuitton, которое намеревается потеснить Музей Гуггенхайма в Бильбао как символ единения архитектуры и искусства.

    Фасад нового здания фонда Louis Vuitton. Фотография Иван Баан для Foundation Louis Vuitton, 2014

    [one_half first] Бернар Арно – самый богатый человек Франции, глава конгломерата люксовых брендов LVMH и один из самых известных в мире коллекционеров современного искусства. Фрэнк Гери – лауреат Притцкеровской премии по архитектуре и обладатель «Золотого льва» Венецианской архитектурной биеннале, автор знаменитого здания музея Guggenheim в преобразившемся благодаря ему городе Бильбао. Такие титаны в любые времена обязательно должны встретиться – в профессиональном смысле. Эти два встретились в 2001-м: Арно задумал заказать Гери проект музея, в котором расположится его коллекция, а также собрание принадлежащего ему фонда Louis Vuitton.
    [/one_half][one_half] В самолете из Парижа в Лос-Анджелес еще под впечатлением от встречи с будущим заказчиком и от парка на окраине Булонского леса, где должно было появиться здание фонда, Гери набросал эскиз, больше похожий на «автоматический рисунок», чем на реализуемый проект. И действительно, чтобы воплотить в жизнь его идею, понадобилось 13 лет, специальное программное обеспечение и технические разработки аэрокосмической промышленности. Получившееся здание – сложнейшая композиция из 12 стеклянных «парусов», обрамляющих «айсберг», внутри которого расположено 11 выставочных залов.[/one_half]
  • Наклонные колонны и стеклянные панели обрамляют внутренние переходы.Фотография Иван Баан для Foundation Louis Vuitton, 2014

    [one_half first]Архитектурная фантазия построена из 3600 стеклянных и 19 000 бетонных панелей, а в технической и инженерной разработке проекта было занято несколько сот специалистов. Чтобы хотя бы приблизительно описать сложность поставленной перед ними задачи, достаточно сказать, что каждая стеклянная панель, составляющая «парус», имеет уникальную, индивидуально рассчитанную форму.

    Гери – мастер архитектуры деконструктивизма и автор ультрасовременных построек, которые затмевают собой все, что их окружает.Действительно, музей, который, как гигантский корабль, плывет по зелени Булонского леса, трудно не заметить. Но вопреки критике, сыпавшейся на проект Гери задолго до его завершения (многие переживали, что здание нарушит целостный облик главного парижского парка), корабль пришелся «морю» весьма кстати. [/one_half][one_half]Все дело в стекле, благодаря которому здание не кажется таким массивным и напоминает о просторных павильонах XIX – начала ХХ века. Сам Гери неоднократно говорил, что ему было важно выстроить диалог с архитектурным наследием Парижа того времени, и в особенности зданием – символом эпохи промышленной революции – Гран Пале.
    Теперь и посетители фонда могут вступить в диалог с архитектурой города, прогуливаясь по расположенным между парусами и айсбергом переходам: с них открывается отличная панорама Парижа и хорошо видны его вертикальные доминанты: Эйфелева башня, Дефанс.

    Специально к открытию фонда многие художники сделали новые работы. В их числе Сара Моррис и Тайрин Саймон, Серит Ван Эванс и Адриан Виллас Рохас. [/one_half]

  • [one_half first]Элсворт Келли соорудил занавес Spectrum VIII из 12 полос, соответствующих цветовому спектру; Олафур Элиассон – световую инсталляцию Inside the Horizon из 43 колонн в форме призм, подсвеченных изнутри. Также в этой первой экспозиции, знакомящей публику с коллекцией Арно и LVMH, представлено 15 холстов Герхарда Рихтера, видеоработа Кристана Болтански «6 сентября» (художник собрал видеоряд из обрывков новостей о событиях, происходивших 6 сентября на протяжении 60 лет), гигантская скульптура Томаса Шутте, изображающая застрявшего по колено в грязи человека с «волшебной лозой» в руках. Одной из главных неожиданностей внутреннего пространства музея стала его правильность. Гери, которого часто критикуют за то, что он создает помещения, где трудно показывать искусство, составил свой айсберг из геометрически простых форм с прямыми углами – это залы-кубы или параллелепипеды разной высоты, идеально подходящие как для живописи (которой в коллекции Арно немало), так и для масштабных инсталляций или скульптур.

    Фонд, безусловно, станет еще одним символом Парижа, еще одним аттракционом для туристов и еще одной приманкой для поклонников современного искусства. В программе на следующий год заявлены выставки произведений из коллекции Арно, специальные экспозиции с работами из лучших мировых музеев (в том числе Tatе и Эрмитажа), дискуссии и, конечно, модные показы – не зря над входом в музей сверкает гигантский логотип LV. Словом, большой корабль отправляется в большое плавание.[/one_half][one_half]

    Насколько органично «айсберг» фонда Louis Vuitton вписался в Булонский лес, будет ясно только со временем. Фотография Иван Баан для Foundation Louis Vuitton, 2014

    [/one_half]
  • LV и современное искусство

    [one_half first][/one_half][one_half]В течение 2000-х годов бренд Louis Vuitton активно участвовал в жизни современного искусства. В 2006 году в Париже на последнем этаже флагманского бутика открылось первое выставочное пространство Espace Louis Vuitton, где с тех пор регулярно проводятся выставки и устраиваются резиденции для художников. Арт-империя LV разрасталась вместе с географией бренда – аналогичные Espace, непременно в помещении магазина, открылись в Европе и Азии: в Сингапуре, Токио, Тайпее и Гонконге, а также Мюнхене и Венеции. Кроме того, с современным искусством LV связывает долгая история совместных проектов с художниками. Сумки Louis Vuitton уже успели украсить Стивен Спрауз, Такаши Мураками, Ричард Принс. В 2012 году любимица коллекционеров современного искусства и рекордсменка аукционных торгов Яёй Кусама разработала для LV целую коллекцию. Из ярких тканей, усеянных черными и белыми точками, сделали платья, туфли, брюки и шарфики. Наконец, осенью 2014 года LV представила серию аксессуаров Iconoclasts, разработанную вместе с шестью художниками и дизайнерами. Помимо первых имен мира моды Карла Лагерфельда, Кристиана Лубутена и Рей Кавакубо в проекте приняла участие Синди Шерман. Она придумала дизайн сумки и дорожного сундука. Обе модели усыпаны якобы гостиничными наклейками. На самом деле это нашивки, сделанные с помощью шелкографии, в которых можно угадать элементы произведений самой Шерман.[/one_half]
  • Другие постройки Фрэнка Гери

    [one_half first] [/one_half][one_half]1989

    Фабрика и музей Vitra, Вайль-ам-Рейн, Германия

    Проект Vitra стал первым европейским заказом Фрэнка Гери (который к этому моменту уже построил около двух десятков зданий в Калифорнии) и одновременно переломным. Если в американских постройках все держалось на сочетании в пространстве углов, то здесь стены здания впервые изогнулись, а формы закруглились. И хотя небольшому побеленному зданию еще далеко до более поздних сложносочиненных гигантов из стекла и металла, в нем уже проглядываются черты,
    которые станут визитной карточкой Гери.[/one_half]

  • [one_half first][/one_half][one_half]1996

    «Танцующий дом», Прага, Чехия (с Вл. Мулиничем)

    Дом, строительство которого горячо поддерживал Вацлав Гавел, должен был стать символом новой Чехии. Он стал офисным зданием – и символом архитектуры деконструктивизма, ставящей необычные формы и активное вторжение в городской ландшафт превыше всего. Оба требования в данном случае выполнены сполна. Дом окружен зданиями ар-нуво; его две башни напоминают танцующих мужчину и женщину (Гери даже назвал дом «Фред и Джинджер» в честь актеров Астера и Роджерс), а по фасаду, выходящему на реку, «бегут» волны. [/one_half]

  • [one_half first] [/one_half][one_half]1997

    Музей Гуггенхайма в Бильбао, Испания

    Здание, покрытое тончайшими титановыми листами и больше похожее на облако, сделало Гери мировой звездой, а провинциальный Бильбао – главным культурно-экономическим феноменом конца ХХ века. Гери полностью изменил представления о том, каким может быть современный музей, создав пространство для нового искусства, которому далеко не всегда нужны стены. Кроме того, при проектировке была впервые применена в таких масштабах программа CATIA, позволившая смоделировать и просчитать волнообразную конструкцию музея. [/one_half]

  • [one_half first][/one_half][one_half]2001

    Здание Gehry Tower, Ганновер, Германия

    Лаконичное и даже строгое по сравнению со многими постройками архитектора, это здание интересно тем, что показывает нам не Гери-мегаломана, а Гери-урбаниста, который умело вписывает здание в насыщенную городскую среду. А еще Гери – технолога. Поскольку все части здания различались по размеру и форме (только так можно было придать ему характерный изгиб), рассчитать их было можно только в программе CAD. Для этого пришлось создать модель в масштабе 1:100 и отсканировать ее. Все это не столь обычные процедуры 14 лет назад.[/one_half]

  •  Концертный зал имени Уолта Диснея – яркий пример архитектурного стиля Фрэнка Гери.

    2003

    Walt Disney Concert Hall, Лос-Анджелес

    Концертный зал имени Уолта Диснея – одна из самых долгих и дорогих строек Гери. Стоимость проекта составила 274 млн долларов, но расходы и время, потраченные на изучение акустики, явно оправдали себя. Так, даже волнистая форма потолка здесь служит для улучшения качества звука. И одновременно перекликается с изгибающимся фасадом здания, которое как будто окутано огромными волнами из стальных листов.