Дэшил Хэммет

Чтобы помнили / Остросюжетный коммунист

ok

Кадр из комического хэмметовского детектива «Тонкий человек» (MGM, 1934)

[one_half first] «Мной ты вертеть не будешь», – упорно как заведенный повторяет частный детектив Сэм Спейд в ответ на каждую вторую реплику соблазнительной убийцы Бриджид О’Шонесси в сцене развязки романа «Мальтийский сокол». Так редко бывает с профессиональными авторами детективов, но в случае Дэшила Хэммета достаточно легко можно представить его в роли собственного главного героя. По крайней мере, есть четкое ощущение, что именно эти слова он старался говорить каждой вещи в жизни, которая ему не нравилась.

Прежде чем начать писать, он несколько лет отработал в детективном агентстве Пинкертона в штате Монтана. Воевать толком не воевал, в 32 бросил и семью и работу сыщиком. А также начал литературную карьеру. С 29-го по 34-й год он пишет пять успешных романов плюс бессчетное количество рассказов и повестей, потом внезапно после «Тонкого человека» писать перестает, примерно тогда же вступает в Коммунистическую партию и еще 20 лет до самой смерти отстаивает свои политические интересы (в тюрьме и на воле). Четкая, волевая и в то же время не вполне ясная биография – почему он бросил литературу, до сих пор никто не понимает.  [/one_half][one_half]Впрочем, почему его герои делали то, что они делали, на фоне погружающегося в пучину отчаяния и разврата мира вокруг, тоже мало кто из остальных персонажей понимал. Зато это было ясно читателям, покупавшим его книжки в эпоху, когда гангстеры были главными ньюсмейкерами, а Голливуду пришлось законодательно запретить картины про привлекательных бандитов, так как люди перестали понимать, что такое закон и есть ли у него еще хоть какие-то ощутимые границы.

Поддаваясь мрачному пафосу, которым подспудно богаты его романы, давайте посмотрим на это так: Хэммет пришел как пророк, чтобы возвестить во всеуслышание, что в аду тоже могут быть принципы. Его частные детективы жили между трех огней, им всегда доставалось под зад и от заказчиков, и от гангстеров, и от полиции, а преступников они были вынуждены ловить в то неблагородное время, когда преступники особенно и не прятались. Сами они при этом зачем-то упорно в одиночку боролись за одним им понятную справедливость, по пути теряя всякие остатки настоящей любви, веры в людей, положения в обществе и приличного вида. И частенько приползали к концу романа побитыми псами. И почему-то ты всегда был на их стороне, хоть они никогда не были хорошими людьми. Но хорошими парнями – были. — НАИЛЯ ГОЛЬМАН [/one_half]