№3. Режиссер монтажа из Голливуда

10 000 часов / За 50 лет работы через руки Уолтера Мурка в Голливуд пришли звук 5.1 и цифровой монтаж.

10 000 часов / За 50 лет работы режиссер звукового и видеомонтажа Уолтер Мурк работал над фильмами уровня «Крестного отца», «Апокалипсиса сегодня» и «Английского пациента». Через его руки в Голливуд пришли звук 5.1 и цифровой монтаж.

Уолтер Мурк (фото Марк Махэйни)

[one_third first] [/one_third] [one_third]В детстве я не был киноманом. Если что-то и будоражило мой ум в те годы, так это звук. Лет в пять, когда я не мог объяснить что-то словами, я изображал звуки, что очень веселило моих друзей.

Кино вошло в мою жизнь уже в отрочестве. Помню, как вернулся с просмотра «Седьмой печати» ошеломленный – этот фильм радикально отличался от всего, что я видел до этого.[/one_third][one_third]Каждый кадр носил в себе печать личности Бергмана. Позже, учась в Сорбонне, я открыл для себя Трюффо и Годара. Тогда для меня быть в Париже было словно мариноваться в киношном уксусе.

По возвращении в Штаты я поступил в киношколу Университета Южной Калифорнии, где сошелся с Джорджем Лукасом и через него с Фрэнсисом Фордом Копполой: эти двое оказали огромное влияние на мою жизнь.[/one_third]

Но середина 60-х была плохим моментом для кино: Голливуд интересных фильмов не делал, и работы не было.

[one_third first]После университета я работал в компании, снимавшей научно-популярные документалки, после чего решился на риск. Я переехал с семьей в Сан-Франциско, где мы с Джорджем и Фрэнсисом основали American Zoetrope. Мы хотели лезть на рожон и снимать свое кино. Первые два фильма не были успешными, поэтому Фрэнсис нанялся снимать «Крестного отца» и попросил меня заняться озвучкой. Он волновался, что прошляпил этот проект: взял увлекательное криминальное чтиво и превратил его в три часа скучных ночных разговоров мужчин в закрытых помещениях.[/one_third][one_third]Однако фильм сразу стал хитом, и мы продолжили работать вместе: сделали сиквелы, а затем – «Разговор» и «Апокалипсис сегодня».

«Апокалипсис» был вехой для меня не только потому, что принес мне первый «Оскар», но и потому, что это был первый фильм со звуковой дорожкой в формате 5.1, который спустя десятилетие стал стандартом для киноиндустрии. В нем также есть одна из моих любимых сцен – первые восемь минут сна Уилларда, их не было в сценарии, мы их добавили в процессе постпродакшена. Каждый из режиссеров, с которыми я работал, чему-то меня научил, благодаря им я могу работать в рамках очень разных кинотрадиций. В то же время я легко адаптируюсь к техническим новинкам, и я всегда с удовольствием прыгал в неизвестность, пробуя все новое.[/one_third][one_third]«Английский пациент» стал первым оскароносным фильмом, смонтированным на компьютере, а «Холодная гора» – первым крупнобюджетным проектом, использовавшим обычные монтажные программы от Apple.

Начало работы над каждым новым фильмом как новое приключение, словно ты скатываешься с крутого, незнакомого склона, надеясь, что там внизу хватит снега и ты не врежешься в дерево. Ты тасуешь расписания актеров, локации для съемок и порядок сцен – это чувство опьяняет. А затем есть момент, когда съемки закончены и у тебя есть первый, черновой набор сцен. Только с ним ты получаешь первое впечатление о том, как эта буря фрагментов станет полноценным фильмом.[/one_third]