Cкотт Кэмпбелл. По следам визита.

Наш журнал всегда относился к тату как разновидности современной культуры, и недавний визит самого, пожалуй, известного тату-мастера современности Скотта Кэмпбелла в Москву не мог не привлечь нашего внимания. Скотт — о том, что такое хорошее тату, о проблеме выбора и что делать, если вы вдруг передумали.

Профессиональная карьера Скотта Кэмпбелла насчитывает множество экспериментов с иголкой и чернилами. За его плечами — целая плеяда звездных клиентов, от нью-йоркской модной элиты, в том числе Марка Джейкобса и Канье Уэста, до голливудских суперстар Джоша Харнетта и Орландо Блума. Но это не все: Кэмпбелл, например, ездил по тюрьмам и военным базам США, совершенно бесплатно делая татуировки заключенным и солдатам, готовящимся отправиться на опасное задание — ради бесценного опыта, позволившего ему понять лучше своих клиентов и собственно искусство татуировки.

Кроме этого он востребован на современном арт-рынке как автор впечатляющих скульптур из долларовых купюр, акварельных набросков, передающих опыт его работы с заключенными в самой охраняемой тюрьме Мексики, а также серий графитовых изображений, виртуозно сделанных на изнанке яичной скорлупы. Один из самых знаменитых проектов Скотта Кэмпбелла носит недвусмысленное название Whole Glory и проходит как арт-эксперимент, когда добровольца и тату-мастера разделяет стена с отверстием, через которую любой желающий из тех, которого выберет сам Скотт с помощью социальных сетей, может совершенно бесплатно сделать себе татуировку, — на выбор самого художника, без возможности заранее увидеть эскиз рисунка или обсудить свои пожелания с татуировщиком. Последний сеанс Whole Glory прошел в начале осени в московском Музее современного искусства “Гараж” в рамках его партнерства с французским коньячным домом Hennessy, для которого Скотт разработал дизайн лимитированной серии коньяка Hennessy Very Special.

Ты помнишь, как началась твоя карьера? Когда ты решил, что хочешь зарабатывать на жизнь, рисуя на других людях?

По правде говоря, это никогда не было решением. Знаешь, я же рисовал всю свою жизнь, а в молодости, когда я тусовался с панк-рок ребятами, я всегда был тем парнем, который рисовал на них, например, когда нужно было нарисовать что-нибудь крутое на чьих-то джинсах или на кожаной куртке. Потом я начал экспериментировать с татуировками на руках моих друзей. Я вообще не задумывался о том, чтобы зарабатывать этим себе на жизнь, но с какого-то момента все больше людей стало приходить ко мне домой за новыми тату, а хозяин моей квартиры требовал денег за аренду. Тогда я просто решил, что буду брать деньги за то, что я делаю.

А как ты стал знаменитым Скоттом Кэмпбеллом, который рисует на селебрити и к которому все мечтают попасть на запись?

(Смеется) Я не знаю! Наверное, я последний, кто сможет тебе объяснить, почему мои рисунки круче чьих-то там еще. Я думаю, что это этому всему успеху я обязан по большему счету своим вниманием к эмоциям других людей, к их ситуациям. И, кстати, умение распознавать эстетическую ценность татуировки — это вообще половина от работы татуировщика. Большая часть этой работы заключается в умении понимать, зачем вообще люди делают татуировки, чтобы, базируясь на этом знании давать им что-то, что наиболее соответствует их чувствам в этот момент.


То есть существует море причин, по которым люди забиваются, верно? Ты чувствуешь, что есть какая-то тенденция или рейтинг этих причин?

Ты хочешь спросить, зачем люди вообще это делают?

Точно!

По-моему люди чаще всего делают татуировки в связи с какими-то масштабными изменениями в их жизни, например, когда с ними происходит что-то важное, когда они чувствуют необходимость эти изменения контролировать. К примеру, когда уходит из жизни кто-то из любимых людей, или когда ты влюбляешься, или когда ты увольняешься с работы, которая тебе осточертела, чтобы начать все заново. Я думаю, что тату — это очень мощное средство, символический и буквальный способ что-нибудь изменить, — изменить то, кем ты являешься до конца своей жизни. Допустим, когда тебе начинает казаться, что ты потерял контроль над своей собственной жизнью, ты можешь прийти такой в салон и сказать: “Чувак, знаешь что? Я хочу набить себе паука вот здесь”, и это значит, что ты принял решение до конца своей жизни быть человеком, у которого набит на руке паук. Это в некотором роде помогает тебе заземлиться, позволяет почувствовать контроль над своей жизнью снова: ты больше не человек, с которым происходят вещи, ты сам буквально и физически на все влияешь. Понимаешь, о чем я?

Конечно! И я вижу, что ты сам с ног до головы в татуировках. Я знаю, что для тебя это — наполовину эстетика, а наполовину — история. У тебя есть какие-нибудь классные истории, связанные с твоими рисунками?

Да, я имею в виду, мне очень нравится эстетика татуировки, но без бэкграунда и истории в этом нет смысла. Наверное, моя любимая — этот рисунок куриной головы на моей ноге. У меня есть друг, художник, с которым мы однажды тусовались поздно ночью, мы тогда еще совсем детьми были. Разумеется, мы выпивали, и в какой-то момент нам показалось, что набить друг другу тату в два часа ночи — это отличная идея. Мы взяли обычные булавки и чернила, и стали просто друг на друге рисовать. Мой приятель тогда нарисовал на мне небольшую голову цыпленка, вот тут, на ноге, и она получилась такой ужасной, что он написал под ней “SORRY”, извиняясь за то, что она такая неровная и неаккуратная. Возможно, это худшая по исполнению тату из всех, что есть у меня сейчас, но для меня она — самая классная (смеется).

Но она правда классная, выглядит очень олдскульной, в такой DIY-панк эстетике. Мне кажется, это сейчас очень модно, особенно handpoke.

Да, разумеется. Хэндпок-тату сегодня можно встретить довольно часто, что мне очень нравится. Это одна из тех вещей, которые сейчас может сделать каждый, за которой не нужно идти в навороченный салон и искать кого-то, кто сделает тебе безукоризненную профессиональную картинку на коже. Это как когда у тебя есть идея, которая захватила тебя полностью, и ты понимаешь, что должен запечатлеть её на себе, что купить футболку с этим недостаточно, потому что ты хочешь, чтобы эта идея стала частью тебя, — ты всегда сможешь взять и сделать татуировку. И что еще круче, ты можешь сделать её буквально сам, и тогда эта тату будет таким искренним и важным фрагментом твоей личной истории, — это классно!

Да, иногда материального артефакта просто недостаточно. Получается, что татуировка — это такой способ самоидентификации.

И это очень интересная её сторона. Я имею в виду, что меня часто спрашивают , обычно, конечно, пожилые люди, не жалею ли я о своих татуировках и все такое. А ещё: “Скотт, что ты будешь делать, когда вдруг больше не захочешь татуировки?”. И я им говорю: “Эм, это же… это вообще-то не опция”. Как будто я однажды такой проснусь и решу, что я не хочу больше быть Скоттом, а хочу быть мексиканцем прямо сейчас, с усами и всем таким! Это же не я. Я должен принять себя таким, какой я есть, потому что это всё часть моего прошлого, моей биографии, моих воспоминаний, моих решений. Если бы можно было бы избавиться от всех татуировок, которые на мне сейчас есть, если бы я завтра проснулся с чистой кожей, сделал бы я те же самые татуировки? Нет конечно! Нет, потому что я теперь другой. 19-летний я набил себе жука на руке, и я люблю себя 19-летнего, мне нравится эта татуировка из моей молодости, даже несмотря на то, что я бы не сделал себе такую же сейчас. Татуировки очень убедительно вынуждают нас принять себя и своё прошлое.

А ты рисовал когда-нибудь сам на себе, например, на ногах?

Да, я набивал сам себе всякие штуки как раз на ногах, когда я только учился бить тату и мне нужно было на чем-то практиковаться, но с тех пор я себе ничего не делал сам.

А к кому ты сам обращаешься, когда тебе нужна татуировка?

Обычно я иду к кому-то из ребят из своей студии. У меня есть небольшая тату-семья, которая состоит из художников, с которыми мы работаем в моей студии, и я очень люблю этих людей, я обожаю даже просто находиться с ними в одной комнате, поэтому я всегда хожу к ним. Кажется, последняя татуировка, которую я сделал — это Nova на моей шее, вот тут, потому что мою дочь зовут Нова.

О, я люблю такой стиль!

Да, он такой супер-простой, но это сейчас моя любимая татуировка.

А что на твой взгляд делает тату-мастера хорошим профессионалом?

Искренность, конечно. Хорошая татуировка — это наполовину эстетика рисунка, а наполовину — опыт человека, который её носит. Ты можешь набить где-нибудь в модном салоне идеально выточенный рисунок, но если у тебя остались кошмарные воспоминания с сеанса, то этот плохой опыт будет всем, что ты будешь чувствовать, глядя на рисунок. Это все, что у тебя останется с тех пор. У меня на ноге набита эта дурацкая куриная голова, но мне было так классно, когда я её набивал, что мои эмоции и приятные воспоминания делают её для меня самой прекрасной татуировкой в мире. И я думаю, хороший мастер — это тот, кто умеет быть внимательным к эмоциям своих клиентов и серьезно относиться к причинам, по которым они решают набить татуировку. Нужно всегда осознавать, зачем это нужно человеку, который сидит перед тобой и предлагать ему не просто красивую картинку, а делать так, чтобы человек с этой вот картинкой чувствовал себя потом замечательно.

А как такой подход работает с твоим проектом “Whole glory”, где ты бесплатно делаешь татуировки добровольцам, которые не знают, что ты бьешь, пока не увидят готовый рисунок?

О, это очень забавно. Я столькому научился благодаря этому проекту, просто делая татуировки людям, которые не видели, что я им там делаю. Это все началось потому что я ещё занимаюсь искусством, где я много работаю с бумагой и с холстами. И знаешь, с татуировками у меня никогда не бывает абсолютной свободы творчества, в основном от того что у моего холста есть свое собственное мнение. Если в процессе работы над татуировкой я вдруг захочу что-то изменить, мне придется сначала спросить разрешения у человека, на котором я рисую. Но мне намного комфортнее работать иголкой с чернилами, чем кистью с красками. Поэтому, наверное, я всегда фантазировал: что если я мог бы рисовать на коже так же свободно, как на бумаге?

Так всё и началось. За все это время я был так много раз застигнут врасплох или шокирован, потому что у этого проекта оказалось так много граней и нюансов, которых я даже предвидеть не мог. Я осознал, что теперь я несу полную ответственность за свои татуировки. И разумеется, все эти люди, которые сами ко мне приходят, полностью мне доверяют. Я очень серьезно к этому отношусь, я не воспринимаю это как должное. Ко мне пришло огромное количество людей, я не ожидал, что будет столько желающих сделать татуировку, еще учитывая, что для большей части их них это была их первая тату. Можешь себе представить? Я понял, что все эти люди ко мне приходят, потому что я беру на себя всю ответственность. Это безумно интересно, я ничего подобного не ожидал. И я очень многому научился благодаря этому. Весь этот процесс обладает такой необычной динамикой, где я словно предсказатель и хиромант одновременно.

Обычно после окончания проекта я устраиваю ужин, на который приглашаю всех, кто в нем со мной участвовал, чтобы узнать людей, на которых я рисовал, получше. И ты даже представить себе не можешь, как часто после ужина люди отводили меня в сторону и говорили: “Чувак, я просто хочу поблагодарить тебя за эту татуировку, потому что, очевидно, что моя — самая классная из всех”. Это так круто!

А как тату-мастер, ты чувствуешь сдвиги каких-то тенденций в стилистике татуировок? Мне кажется, что тату как тренд позволяет много сказать о современной культуре в целом. Тебе так не кажется?

Знаешь, я думаю, что татуировки определенно закрепляют свой статус одного из способов коммуникации, с каждым днем все больше и больше. Еще недавно это было признаком такой своеобразной андерграунд культуры. Мне кажется, тогда люди часто приходили в тату-салоны и говорили “Окей, какие татуировки делали себе последние 5 клиентов до меня, потому что я хочу то же самое?”. А сегодня татуировки стали чем-то общепринятым, и, мне кажется, люди сейчас уделяют гораздо больше внимания тому, что они на себе рисуют. Они хотят то, чего нет ни у кого больше, а раньше все хотели то, что бьют себе остальные.

Если сейчас и есть какие-то тренды татуировке, то главный из них — это избегание всех трендов. И, честно, я думаю, инстаграм очень сильно повлиял на это, потому что теперь можно в режиме реального времени наблюдать за возникновением разных направлений: в Лос-Анджелесе есть свой стиль, в Европе свой, в России, в Японии, в Корее… Раньше они развивались в изолированных сообществах, обособленно друг от друга, а сейчас, благодаря социальным сетям, все находится в глобальном диалоге, который происходит в режиме реального времени. Неделю назад я сделал татуировку, опубликовал ее снимок в инстаграм, и спустя несколько недель я вижу татуировку какого-то паренька из Кореи, которая является реакцией на то, что сделал я. Сейчас больше нет этих четких границ между стилями, все связано между собой. В этом диалоге могут теперь участвовать абсолютно все, и это очень захватывающе.