Из позы лотоса

Если ваша знакомая говорит, что решила заняться йогой, это значит, что у вас проблемы — потому что они уже есть у нее.

Есть такие виды деятельности, что стоит о них только начать даже не рассуждать, а просто расспрашивать, как инсайдеры принимаются смотреть на тебя с жалостью и превосходством. Мол, есть что-то, что ты никогда не поймешь, дорогой.

Вот недавно я встретил давнюю знакомую; типичная много работающая замужняя москвичка с двумя детьми, работа — карьера — дом — выход в люди по необходимости. Теперь она вся, как говорят в таких случаях, «светилась изнутри» и излучала покой и томность. «Была сейчас на йоге», — сообщила она ровным голосом землянки из «Нападения похитителей тел», в которую вселились чужие, глядя сквозь меня так, будто «знание» на занятиях дают с гарантией.

Поймите правильно, я ничего не имею против древней индийской практики. В конце концов, если она существует и у нее столько поклонников, значит, и на здоровье. За десять лет, с 2001 по 2011 год, число, например, американцев, увлекшихся йогой, выросло с 4 млн до 20 млн. В Москве, я подозреваю, процент прироста на порядок выше — то есть от дюжины энтузиастов до нынешнего повального бума.

Йога
Мне просто не нравится, когда:

а) йогой пытаются заместить свои психологические проблемы;
б) она преподносится как «высшее знание», которое позволяет его носительницам чувствовать себя выше всех этих людишек.

А именно к этим двум вещам сводится портрет героини московской йога-студии.

День расписан по минутам, но для йоги с 10 до 12 там всегда найдется место, потому что работают с утра рабы, а не совершенные существа, добившиеся права на внутреннюю гармонию.

Есть люди, которые с помощью йоги решают конкретные проблемы: худеют, поправляют здоровье или улучшают сексуальную жизнь. Но как только начинаешь расспрашивать подробнее знакомых девушек, выясняется, что у одной были проблемы с наркотиками, другую бросил муж, у третьей не сложилась карьера. Среди женщин-йогинь вообще много тех, кто ушел в новое хобби с головой: сначала просто ходили на занятия, потом стали ездить на конференции, «повышали свой уровень» и, наконец, открывали свои йога-центры, причем в основном для души, потому что грань между зарабатыванием денег и «для души» обычно стирается.

Другой типаж, часто встречающийся мне по роду профессии, тоже легко узнаваем. Это женщина из бизнеса или медиа, чьим расписанием занимается отдельный ассистент.

Потом эти женщины в прекрасном самочувствии встречаются по делам за ланчем, который оплачен компанией как представительские расходы. Часто (и чаще всего) бывает так, что такие женщины — очень эффективные, как сейчас принято говорить, менеджеры, их ценят, уважают и боятся.

Но именно наблюдая их, я сделал для себя маленькое открытие: не знаю, как в Индии, но у нас в Москве йога — это вовсе не про просветление и внутреннее спокойствие. Это про то, что делает тебя лучше других. Это еще один способ чувствовать себя выше, умнее, совершеннее прочих.

И именно это является главным мотиватором. А стройное тело и душевная гармония в таком случае — лишнее подтверждение и естественное следствие из моего утверждения.

Я не хочу сказать, что это относится ко всем, кто по утрам садится в позу лотоса. Упаси господи. Слушая, как моя очередная знакомая, много работающая незамужняя москвичка, излучает покой и томность, я думаю только: хоть бы психоанализ у нас так прижился.