Принцип датский

Ценности / Манифест влиятельнейшего дизайн-коллектива KiBiSi.

Ценности / Манифест влиятельнейшего дизайн-коллектива KiBiSi.

KiBiSi – это (слева направо) промышленный дизайнер Ларс Ларсен, архитектор Бьярке Ингельс и исследователь Йенс Мартин Скибстед (фото Lasse Beck Martinussen).

[one_half first]Нельзя отрицать: мы принадлежим скандинавской традиции дизайна, всегда искавшей себе место где-то между функциональностью и эстетикой. Но в дизайне, каким мы его видим сегодня, это различие уже не играет такой роли, как раньше. Важнее то, как устроена индустрия и как работают дизайнеры.

С одной стороны, есть дизайнеры или небольшие студии, которых форма интересует в первую очередь. С другой — крупные дизайнерские компании, в которых главное — правильно поставленный процесс. Первые редко приглашаются большими компаниями, так как они своей индивидуальностью отвлекают внимание потребителя от бренда, на который должны работать. А крупным дизайнерским бюро редко удается создать что-то выдающееся — если измерять качество дизайна тем, сколько живет память о нем, то посмотрите, например, коллекцию MoMA — вещей, сделанных на основе бизнес-процессов, а не вдохновения, там будет немного.

В KiBiSi мы попытались найти золотую середину между этими подходами. Создать на их основе свой, в котором центральное место занимает не форма или функция, а идея. У нас нет своего стиля, нет постоянно используемых материалов, но за каждым проектом стоит какая-то мысль, которая становится отправной точкой для проектирования. Часто путают идею и нарратив, но это не совсем одно и то же. Возьмем, например, Volkswagen Beetle — за этим проектом стоит одна идея, но в Германии 30-х гг. и в США 60-х рассказ о ней был разным. Мы ищем в первую очередь идею, и это позволяет нам адаптироваться к задачам наших клиентов, крупных компаний, но оставляет пространство для работы вдохновения.

Среди неисчерпаемых источников идей — современный город и его культура. Сегодня уже больше 50% населения планеты живет в городах, а через 40 лет в них будет жить уже почти 80%. На нас производит впечатление численность населения в Индии или в Китае, но если подумать, то по сравнению с мировым городским населением они кажутся совсем небольшими странами. Создается новое, глобальное урбанистическое культурное пространство, и то, что некто живет в городе, значит уже больше, чем то, в какой стране он живет.[/one_half] [one_half]Хороший дизайн делает счастливым самого дизайнера, его клиента, и клиентов клиента. И мы тоже стремимся к этому. Но мы думаем и о том, что всегда есть и кто-то четвертый, кто может выиграть от того, что мы сделаем, — будь то природа, общество или город. Это не обязательно что-то очень сложное, но мы всегда стараемся дать чуть больше, чем требуется. Мы называем такой подход «принципом щедрости». Мы ищем клиентов, готовых быть щедрыми, работающих со всем миром, знающих, кто их покупатель или в какой нише они работают. Мы предпочитаем не работать с теми, кто приходит к дизайнеру со словами «Просто сделайте нам что-нибудь необычное».

Получив заказ, мы обычно отправляемся в загородный дом и проводим там несколько дней, обсуждая разные идеи. Выбрав одну из них, мы в самом общем виде предлагаем ее клиенту. Если он принимает ее, то мы начинаем работать и возвращаемся к клиенту с несколькими вариантами воплощения этой идеи. Потом начинается очень кропотливый процесс работы над продуктом. Мы часто удивляем клиентов тем, как мы внимательно относимся к производству, тесно общаясь с его инженерами. Если мы видим, что выбрали неправильный путь, то начинаем все с начала.

Мы все трое одинаково вовлечены в работу. Обычно Ларс управляет командой дизайнеров, Йенс отвечает за стратегию, за то, как наши идеи отвечают задачам клиента. Бьярке оценивает возможный социальный эффект, и четкость, коммуницируемость наших идей.

Нам часто говорят, что команда из трех человек — опасная конструкция, что разнонаправленность наших эго может разрушить все. Но однажды мы спросили совета у архитекторов из Claesson Koivisto Rune, которые работают вместе уже почти двадцать лет. И, кроме прочего, они рассказали смешную вещь: каждый из них был в своей родной семье один — старшим, другой — средним, а третий — младшим братом. И оказалось, что в KiBiSi точно такая же ситуация. Такая рабочая модель не может стать образцом для всех — это действительно непростая конструкция. Но споры и различия заставляют нас концентрироваться на том, что для нас важно, — на идеях, а не на формах, процессах или функциях.[/one_half]