Научная секция пророков

Марка / Port разобрался в том, как устроена образцовая научная лаборатория.

Марка / Существующая более четверти века медиа-лаборатория Массачусетского технологического института — образец современного подхода к организации науки. Каждый год MIT Media Lab регистрирует десятки патентов на свои разработки, многие из которых почти сразу коммерциализируются и превращаются во всем известные продукты. Port разобрался в том, как устроена образцовая научная лаборатория.

[toggle_container keep_open=»false» initial_open=»1″] [toggle title=»Николас Негропонте»]
Николас Негропонте

Николас Негропонте

Ученые — главный актив любого НИИ, и MIT Media Lab не исключение. Профессора лаборатории — желанные гости на любой научной конференции, но еще и авторы научно-популярных книг, ведущие колонок в журналах и гиковские иконы. Таков и основатель лаборатории, Николас Негропонте, который благодаря отцу, греческому судовладельцу, получил хорошее образование, и учился в том числе и в Массачусетском технологическом институте на факультете архитектуры. В начале 60-х именно там начали заниматься разработкой технологий проектирования на компьютере — прототипами всевозможных ArchiCAD’ов и AutoCAD’ов. Получив диплом архитектора, Негропонте стал преподавать в MIT, Йеле, Университете Калифорнии, и заниматься более широкой темой — отношениями между людьми и компьютерами. Можно представить себе, какими глазами смотрели на него друзья и случайные знакомые — Стэнли Кубрик только что снял свою «Космическую одиссею». Способность и желание угадывать будущее — или создавать его — стали и самыми главными свойствами MIT Media Lab, которую Негропонте основал в 1985 году.[/toggle] [toggle title=»Aspen Movie Map»] Но один из первых примеров в ряду таких сбывшихся пророчеств появился еще в 1978 году, когда Эндрю Липпман (сегодня один из директоров MIT Media Lab) поставил четыре 16-миллиметровых камеры на крышу автомобиля и проехал на нем по городу Аспен. Фильм, который был снят таким образом, стал основой для интерактивной видео-прогулки по городу — сидя перед телевизором с тач-скрином (его изобрели в начале 1970-х) пользователь мог выбирать улицы, двигаться по ним в разных направлениях и даже менять погодные условия. Заказали этот проект военные, которые думали таким образом знакомить солдат с местом будущих операций, и результат — вероятно, первый пример «виртуальной реальности» — предвосхитил появление Google Street View на добрых 30 лет. Над проектом работали и Негропонте, и многие другие профессора, впоследствии ставшие преподавать в MIT Media Lab.[/toggle] [toggle title=»Wiesner Building и Media Lab Complex»]
Wiesner Building и Media Lab Complex

Wiesner Building и Media Lab Complex

Основанная в 1985 году лаборатория получила несколько комнат в только что построенном «Корпусе Визнера», названном по имени второго основателя MIT Media Lab и президента института — Джерома Визнера. Здание построил другой выпускник MIT, японский архитектор Й. М. Пей, — прямоугольное, с лентами окон во всю стену, и покрытое белой плиткой, немедленно принесшей зданию прозвище «Туалет Пея». Издалека оно напоминает и советский НИИ хрущевской поры, но в середине 80-х вера в «научно-техническую революцию» уже была поколеблена. Утопии уступили место иронии, смешиванию всего со всем, в том числе и в науке — что вполне отвечало духу лаборатории. К 2009 году для нескольких факультетов MIT построили новое здание, но назвали его все-таки по имени лаборатории — Media Lab Complex.[/toggle] [toggle title=»Спонсоры»] Но не военные стали основными заказчиками лаборатории, а крупный бизнес — Sony и LG, Google и News Corporation, Procter and Gamble, Deloitte и даже Сбербанк. Всего лаборатории помогает больше 70 компаний. Чаще всего несколько компаний собираются вместе и поддерживают — не только деньгами, но и своим опытом — какой-то конкретный исследовательский проект. В некоторых случаях, представитель спонсора просто входит в группу, работающую над проектом, и помогает приблизить его к потребностям рынка. Наконец, можно поддержать работу конкретного профессора — тогда часть времени он будет тратить на консультирование компании. Кроме того, участие компании в исследовании дает ей возможность не платить роялти за запатентованную технологию, которая может появиться в результате этой работы — что часто означает экономию в миллионы долларов. Таким образом лаборатория почти полностью обеспечивает свои нужды с помощью спонсорских денег — а это около $35 млн в год.

Компании не рискнули бы расставаться с такими деньгами, если бы не многочисленные свидетельства того, что эксперименты ученых приводят к коммерчески-успешным проектам. Однако таких вполне хватает — на сегодняшний день около сотни небольших компаний занимаются коммерциализацией открытий лаборатории. Так называемые спин-оффы, часто основанные вчерашними студентами и профессорами лаборатории, выносят из стен лаборатории самые перспективные разработки и начинают превращать их конкретные продукты. Ведь когда большой научной ценности в исследовании уже нет, а коммерческая, напротив, становится ощутима, разумно заставить рынок заплатить за продолжение работы. С другой стороны, необходимость искать клиентов и конкурировать с другими компаниями заставит участников проекта не отвлекаться на голое теоретизирование, а сосредоточиться на результате.[/toggle] [toggle title=»E-Ink»]

Kindle

Kindle

Заклятые конкуренты — «читалки» Kindle и Nook используют на двоих одну и ту же технологию «электронных чернил», которая была разработана компанией E-Ink — одним из самых успешных спин-оффов MIT Media Lab. Классические истории об американских хай-теках принято начинать с гаража и заканчивать оглушительной цифрой, но здесь другое — профессор MIT Media Lab и двое его студентов начинали в аудиториях института. В 1997-м они начали работать, пережили несколько кризисов, и в 2009-м продали ее за $215 млн.[/toggle] [toggle title=»BiOM»]
BiOM

BiOM

Однако среди историй успеха MIT Media Lab встречаются не только коммерческие в чистом виде проекты и не все из них рождаются из желания сделать академические штудии востребованными. Например, профессор биофизики Хью Герр, с детства увлекавшийся скалолазанием и признанный одним из лучших альпинистов Америки уже к 17 годам, пытался решить в первую очередь свои собственные проблемы. Оставшись в результате неудачного восхождения без ног (из-за обморожения их пришлось ампутировать ниже колен), он не смирился и начал изобретать протезы, с которыми смог бы снова начать покорять горы. Самым сложным в этой задаче было создать такой механизм, который действительно моделировал бы поведение ноги, и это ему удалось — изобретенный им к 2004 году коленный протез Rheo Knee оказался настолько удачным, что занял 20% рынка, хотя и был не дешев. Еще бы, ведь это на самом деле небольшой робот, который с помощью сенсоров анализирует вес хозяина, его манеру ходить и условия дороги.[/toggle] [toggle title=»XO Laptop»]
XO Laptop

XO Laptop

Проекты с социальным подтекстом (но не лишающиеся из-за этого коммерческой составляющей) вообще очень важны для лаборатории — чем благороднее цель, тем больше вдохновения у ученых, и в особенности у студентов. Самым известным предприятием такого рода стал проект One Laptop Per Child — очень дешевый ноутбук, который должен был раздаваться детям в развивающихся странах. Очень простые, маломощные, но вполне подходящие для образовательных целей ноутбуки должны были продаваться по $100 школам, которые уже выдавали бы их детям. Компьютеры потребляют очень мало энергии, могут подключаться к интернету, и заключены в прочный, но вполне «детский» корпус. Проект был любимым детищем самого Негропонте, и был поддержан ООН и другими международными организациями, а к его разработке привлекли всех лидеров IT-индустрии. Проект оказался в чем-то успешным, а в чем-то — нет. К 2012 году сделали уже почти 2 млн машин, и их можно найти в школах в Уругвае, Камбодже, Гане. С другой стороны, добиться того, чтобы компьютер стоил не больше $100, пока не удалось — цена все еще в два раза выше.[/toggle] [toggle title=»Hiriko»]
Hiriko

Hiriko

Не обошли в лаборатории вниманием и городские проблемы: вместе с архитектором Френком Гери здесь придумали совсем небольшой автомобиль, который должен излечить города от уже надоевших проблем — пробок и грязного воздуха. Появлению автомобиля предшествовали продолжительные исследования современного транспорта, городских проблем, поведения людей и много другого. Прототип машины — ее назвали просто CityCar — появился в 2003 году: весом меньше 500 кг и по размеру меньше чем Smart, она работала от электрической батареи и могла проехать без подзарядки 120 км. Но проект совсем не ограничивался только машиной — подразумевалось, что CityCar не будет личным автотранспортом, а станет основой для системы кар-шеринга — проката для коротких поездок. Чтобы неиспользуемые машины не занимали много места, CityCar сделали складывающимся — в этом состоянии он занимает не больше 1,5 метров. В 2012 году консорциум из нескольких инновационных компаний и MIT Media Lab под именем Hiriko начали производить первые модели машин для тест-драйвов в европейских городах.[/toggle] [toggle title=»Марвин Минский»]
Марвин Минский

Марвин Минский

Один из главных героев MIT Media Lab, сооснователь организации и обладатель патента на «головной графический дисплей».[/toggle] [toggle title=»Джон Маэда»]
Джон Маэда

Джон Маэда

Автор одного из главных американских «технологических» бестселлеров, «Законы простоты» (издан на русском в 2008 году). [/toggle] [toggle title=»Сеймур Пейперт»]
Сеймур Пейперт

Сеймур Пейперт

Выдающийся математик, один из основоположников теории искусственного интеллекта.[/toggle] [/toggle_container]