Дмитрий Гуржий

Создатель марки аксессуаров Gourji, в которой четко отражается вкус и любовь к советской культуре, рассказывает, как работать в свое удовольствие.

Дмитрий Гуржий

Дмитрий Гуржий в своей квартире на фоне работы арт-группы RECYCLE

Как начинался ваш бизнес, когда?

В области аксессуаров я работаю около 20 лет. Начинал же я с канцтоваров, был переводчиком на выставке Pental в Японии и после стал дистрибьютором этой компании. В конце 90-х появилась идея запустить собственное дело. Сейчас это мужские и женские ювелирные изделия, кожаная галантерея, кашемировые шали.

Марка российская, а где вещи производятся?

В разных странах, в зависимости от специализации. Но поскольку мне важно сохранять концепцию российского бренда, часть производства находится здесь. Серебряные запонки мы делаем в России, потому что нашим ювелирам не надо объяснять, что такое «Калашников» и какого цвета должна быть советская звезда. В ваших коллекциях очевидно преобладают символы соцреализма. Нужно помнить свое прошлое, то, чему нас учили; все наши этапы, от Крещения Руси до замечательных художников Recycled, получивших премию Кандинского. Мой бренд отображает красоту русской культуры.

Как именно рождаются идеи дизайна запонок и прочих ювелирных изделий?

Из той же красоты. В последней коллекции мы придумали сделать запонки в виде знака качества. Казалось бы, очевидная идея, но до нее тоже надо было додуматься. К тому же она несет в себе и смысловую нагрузку, отображающую некое мастерство. Или, например, запонки в виде маршальской звезды на погонах. Это все как бы очевидно, но ты придумай и сделай!

Наверное, такие вещи нравятся людям, которые застали советские времена, или молодежи тоже?

Легенды техники – самолеты, танки, гранаты – очень нравятся молодежи. Для них в этом нет ничего личного, нравится просто потому, что это красиво, что тоже важный момент. Еще академик Королев сказал: «Если ракета некрасивая, то она не полетит». И я абсолютно с ним согласен.

А что не привлекает молодежь?

Чисто идеологические вещи, например, наша версия октябрятского значка с Ильичом. Там изображен ангелочек из будуара мадам Помпадур, очень похожий на Ленина в детстве. Это приколы нашей молодости, которые молодым трудно разъяснить.

В современной России есть схожей мощи символы?

Стилистика нашего времени размыта. Была советская идеология – был советский стиль. Был консерватор Николай I – консервативный стиль. Либерал Николай II – либеральный a la Russe. Была идеология, которая первична, и ей соответствовал стиль, который, к сожалению, вторичен. Я бы хотел, чтобы было наоборот.

Что же нужно для того, чтобы сейчас сформировать национальную символику и стилистику?

Нужна идеология, принятая обществом. Это не проблема правителей, это проблема граждан. Страна потерялась, и потерялись люди – у нас сейчас нет общего понимания, кто мы и что мы. Поэтому нет никакого стиля. В 20-е годы, например, люди в нашей стране думали, что построят новый мир, и был стиль Степановой и Родченко. Большая часть населения в это верила. И у этой веры был свой стиль. Сейчас люди никому и ни во что не верят.

Так только у нас или это общемировая ситуация?

Мое мнение, что сильные нации свою идеологию не потеряли. Даже если говорить о моде и стиле, вы всегда определите и отличите американских и английских дизайнеров от французских или итальянских. Там понятно, откуда берется эстетика. Возьмите любой большой бренд – Burberry, Louis Vuitton, Prada – и при том что там могут работать дизайнеры разного происхождения, вы увидите, что основной источник вдохновения они черпают из истории и стилистики страны или культуры, к которой принадлежит бренд.

Как воспринимают марку Gourji за границей? Что думают люди, которые не понимают нашу советскую эстетику?

С каждым месяцем становится все сложнее, отношение к русскому стремительно ухудшается.

Что будем с этим делать?

В наших силах все изменить. Для меня лучший пример в этом плане – Дягилев. Когда у России особо не было отношений с Европой, он преуспел, будучи действительно талантливым и настойчивым человеком. Запас русской культуры потрясающе богат для того, чтобы выходить с ним на мировую арену. Я, конечно, понимаю, что в моем случае на самолетиках и танках не уедешь, во всех смыслах (смеется). И Европу с Америкой к ним так быстро не пристрастишь. Но есть множество русских, живущих за границей, которым близка эта эстетика, и они вполне успешно внедряют ее в иностранные массы.

То есть вы пытаетесь создать тренд?

Стараюсь, хотя я все же скорее показываю то, что считаю красивым. Без навязывания. Мне кажется, время трендов и брендов уходит. Наступает пора индивидуализма.