По прозвищу денди

Филолог, историк моды, автор книги «Денди: Мода. Литература. Стиль жизни» и главный специалист по этому вопросу Ольга Вайнштейн рассказала нам об истоках феномена дендизма, который, появившись в Англии XIX века, задал правила игры для модников на много лет вперед.

Слово «денди» давно вошло в обиход, но если задуматься, вряд ли все точно понимают, откуда оно взялось.

Английское слово «денди» вошло в обиход только в 10-е годы XIX века, хотя, конечно, этот тип ― элегантный щеголь, который умеет одеваться по моде, ― был хорошо известен уже и в XVIII веке. Щеголей в истории мужской моды очень много, просто они назывались по-другому: «макарони»,«мюскадены», «инкройябли»… Моя трактовка слова «денди» заключается в том, что это не просто щеголь. Денди – это человек, который умеет со вкусом одеваться и следует определенной поведенческой программе — я назвала ее «виртуальный аристократизм». То есть дендизм подразумевает определенную систему социального поведения, которая включает образ жизни, умение ухаживать за собой, правила поведения, и эта культурная система существовала как таковая на протяжении XIX века.

Расскажите поподробнее о системе, как и где она появилась?

Это Англия начала XIX века, именно там появился первый известный нам денди ― Красавчик Браммелл. Дендизм представляет из себя культурную систему, поскольку и поведение, и одежда, и телесность, и визуальные техники денди подчиняются одним и тем же законам. Это можно назвать законом экономии выразительных средств, то есть законом минимализма. На уровне одежды минимализм проявляется в исключении всего лишнего: простой, но искусный крой в одежде, черно-белая гамма для вечерних выходов, отсутствие внешней декоративности, акцент на отдельные выразительные детали на фоне общей сдержанности. Таков костюм, который ввел в моду Джордж Браммелл, и он очень резко отличался от того, что было принято в XVIII веке, когда мужчины наряжались достаточно броско.

«Денди не должен долго утомлять собственной персоной: светский человек должен произвести впечатление, а затем исчезнуть»

В поведении денди мы тоже видим минимализм. Например, было правило, что денди не может долго утомлять собственной персоной: светский человек должен произвести впечатление, а затем исчезнуть. Речевое поведение ― это краткие, но остроумные реплики. И наконец, если рассматривать телесность, мы видим тот же «закон экономии выразительных средств» ― денди никогда не суетится, он всегда спокоен, статичен, действует через ряд эффектных поз. Есть также такое правило, что денди не должен бегать; отсюда, кстати, следует легенда, что парижские денди водили на прогулку черепах.

А как это проявлялось в общении? 

Как коррелят к правилу медленности идет закон неподвижности лица, суть которого ― в отсутствии активной мимики и жестов. Это правило распространяется и на эмоции ― денди не должен проявлять чувства: волноваться, терять хладнокровие; он не должен ничему удивляться. И еще очень важный момент: в XIX веке складывается современное городское общество с магазинами, кафе, променадами, чем объясняются очень многие моменты поведения денди, скажем, их любовь к городским прогулкам и фланирование; совершенно особая система визуальности, когда денди не просто смотрит в какой-то оптический прибор, например монокль или лорнет: он может бросить уничижительный взгляд, который ставит человека на место, или же может нарочно не заметить ― продемонстрировать пренебрежение. Это все культурные практики, которые потом были подхвачены, интенсивно развивались, но они были созданы именно в это время.

В феномене денди был какой-то социальный, классовый момент?

В начале XIX века в Англии сложилось общество, ядром которого был мир аристократии; и вот именно там Браммелл, который сам был незнатного происхождения, смог показать пример поведения, ставшего предметом для подражания. Поэтому я говорю об «виртуальном аристократизме». Браммелл предложил своему окружению технику социальной успешности. То есть если задать вопрос: «Как человек, принадлежащий к среднему сословию, смог стать фаворитом принца и задавать в тон в обществе аристократов?», ответом будет биография Браммелла.Так что если вернуться к вопросу, как определить денди, то я бы сказала, что денди ― это культурно-исторический тип, лидер моды XIX века, который благодаря своей харизме, минималистскому модному стилю, владению новыми техниками тела и аристократическим кодексом поведения становится субъектом для подражания. Денди может сделать свой вкус законом для большинства ― это очень важный момент, потому что один из существенных признаков моды ― запуск механизма подражания, когда большинство подражает лидерам моды или продиктованным ими нормам: одежды, поведения и т.д.

Вот именно этот момент активно присутствует в дендизме.

Какое время можно считать самым пиком дендизма? 

Если брать Англию, то это первая треть XIX века ― дендизм Эпохи Регентства. Это период классического дендизма, когда был создан канон минималистского вкуса и поведения. Дальше в Англии уже появляются другие исторические варианты дендизма и появляются, скажем так, новые подвиды денди.

Что это за подвиды? 

Например, «денди-бабочка», то есть те денди, которые от минимализма двинулись в сторону большей декоративности, избыточности; этот тип появляется позже, в 30-е годы. В середине XIX века был знаменитый денди (ему посвящена целая глава в моей книге) — граф Д’Орсе. Он как раз любил яркие тона в одежде, очень нарядно одевался и всегда производил неизгладимое впечатление за счет обаяния, теплой харизмы, умения дружить со всеми ― это очень большой контраст по сравнению с приемами холодной наглости, которые практиковали денди предыдущего поколения. Неслучайно в Англии денди были любимой мишенью карикатуристов.

В середине XIX века, когда в Англии уже наступила эпоха викторианства, денди уже не в почете, над ними смеются, и знамя дендизма переходит во Францию. Это происходит через литературу. Денди становится популярным литературным героем: этот образ часто появляется в романах о свете, аристократии. Серию «модных романов», которые печатал издатель Коулборн, активно переводят на французский. А французы со своей галльской любовью к философии стали теоретизировать. То, что в Англии было практикой конкретного поведения, здесь стало объектом философствования. Французские авторы XIX века —  Бодлер, Бальзак, Барбе Д’Оревильи — стали писать трактаты и очерки о дендизме. И через их тексты об «элегантной» жизни дендизм обрел системную метафизическую надстройку. Сквозь этот теоретический пласт дендистская традиция перешла в культуру декаданса конца XIX века, и в Англии на волне эстетизма появились новое поколение денди: Оскар Уайльд, Макс Бирбом, Обри Бердслей.Оскар Уайльд, конечно, представлял традицию декоративного дендизма, хотя и перенял некоторые черты традиционного денди: любовь к броским афоризмам, желание шокировать публику, устраивать культурные розыгрыши.

«В середине XIX века, когда в Англии уже наступила эпоха викторианства, денди уже не в почете, над ними смеются, и знамя дендизма переходит во Францию».

А во Франции эпохи декаданса тоже были свои денди, например, граф Робер де Монтескью. Он культивировал свой оригинальный дендистский стиль, «работая» не с черно-белой гаммой, а с тонкими сочетаниями оттенков серого цвета. 

А что можно сказать о дендизме в России?

Российский дендизм всегда оглядывался на европейский, можно сказать, черпая вдохновение. В середине XIX века был известен трактат Гончарова «Письма столичного друга к провинциальному жениху». Гончаров пытался дать классификацию светских типов: там у него были франт, светский лев, человек хорошего тона, порядочный человек. Кстати, известно, что и сам Гончаров любил щегольски одеться.

Но, пожалуй, настоящие денди появляются в России в начале XX века, когда дендизм становится довольно распространенной техникой саморепрезентации среди российских щеголей. В это время в России издается журнал, который так и называется «Денди»; там печатают главы из трактата Барбе Д’Оревильи о дендизме Джорджа Браммелла, публикуются советы по моде. Ну а дальше, уже с началом Первой мировой войны, с революцией, конечно, само понятие дендизм во многом теряет осмысленное наполнение. Я считаю, что дендизм как историко-культурное понятие, как последовательная система, ограничен хронологическими рамками «длинного XIX века», то есть включая в себя конец XVIII века и начало XX века.

Имеет ли право на существование дендизм на современном историческом этапе?

Я считаю, что сейчас дендизм возможен только как реализация отдельных признаков дендизма XIX века, но не как целостная система. Актуализируются разрозненные аспекты — или модный стиль или программа поведения. Сейчас налицо дефицит исторически выверенных моделей изощренного поведения, и вот как раз в этом плане дендизм, на мой взгляд, ― прекрасный источник для заимствования.

Ольга Вайнштейн — доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института Высших Гуманитарных Исследований РГГУ. Она занимается исследованиями телесности, костюма, моды как знаковой системы. Особое место в ее работах занимает дендизм; книга Ольги Вайнштейн «Денди: Мода. Литература. Стиль жизни» является самой крупной работой на эту тему на русском языке и уже выдержала три переиздания. Книга вошла в шортлист премии «Просветитель» 2014 года.



Текст: Михаил Шериев